14 марта 2022
Новое регулирование и практика в сфере интеллектуальной собственности

На фоне усиливающегося санкционного давления на Российскую Федерацию органами законодательной, исполнительной и судебной власти принимаются решения, направленные на смену парадигмы регулирования институтов интеллектуальной собственности. Ниже наиболее важные из последних изменений.

1. Мораторий на защиту интеллектуальных прав в отношении определенных групп товаров

В связи с принятием Федерального закона от 08.03.2022 № 46-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», устанавливающего широкий перечень мер для преодоления санкционного воздействия на Российскую Федерацию, у Правительства РФ появилось полномочие определять перечень товаров (групп товаров), в отношении которых не могут применяться отдельные положения Гражданского кодекса РФ о защите исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, выраженные в таких товарах, и средства индивидуализации, которыми такие товары маркированы.

На практике это означает снятие ограничений на использование интеллектуальной собственности, содержащейся в отдельных товарах, поставки которых в Россию ограничены. Согласно авторам проекта, это позволит сгладить влияние на рынок разрывов цепочек поставок, а также дефицит товаров и услуг, возникший из-за новых санкций западных стран. При этом отдельно указывается, что это регулирование не будет касаться компаний, реализующих в России свои товары, работы, услуги, в том числе производящих свою продукцию в РФ. Мера будет касаться как объектов авторского права (в частности, ПО), так и патентов, и товарных знаков. Применительно к товарным знакам на практике это будет означать легализацию параллельного импорта продукции, поставки которой в Россию ограничены.

2. Принудительная лицензия без компенсации

В соответствии со ст. 1360 ГК РФ Правительство РФ имеет право в случае крайней необходимости, связанной с обеспечением обороны и безопасности государства, охраной жизни и здоровья граждан, принять решение об использовании изобретения, полезной модели или промышленного образца без согласия патентообладателя с выплатой ему соразмерной компенсации. Эта норма означает возможность выдачи принудительной лицензии в отношении объектов патентных прав для публично значимых целей. Единственными пока случаями применения этой нормы является выдача принудительной лицензии на патенты американской фармацевтической компании Gilead Sciences, охраняющие препарат для лечения коронавируса «Ремдисивир». Лицензии были выданы российским компаниям «Фармасинтез» (декабрь 2020) и «Р-Фарм» (5 марта 2022).

Компенсация патентообладателю при реализации этого механизма устанавливается на основании Методики, принимаемой Правительством РФ. Именно в данную Методику 6 марта 2022 года были внесены изменения, предусматривающие установление компенсации за использование изобретения, полезной модели или промышленного образца без согласия патентообладателя в размере 0% от фактической выручки лица, которое воспользовалось принудительной лицензией, в случае если правообладатель связан с иностранными государствами, которые совершают в отношении российских граждан и юридических лиц недружественные действия. Иными словами, появляется возможность выдачи бесплатной выдачи принудительной лицензии,

3. Отказ в защите интеллектуальных прав по мотиву происхождения из «санкционного» государства

2 марта 2022 года Арбитражный суд Кировской области отказал в иске компании Entertainment One UK Limited в споре о взыскании 40000 рублей компенсации за нарушение прав на товарные знаки и произведения изобразительного искусства со ссылкой на злоупотребление правом. Суд привел следующую аргументацию.

«Истец является юридическим лицом, зарегистрированным и ведущим деятельность на территории Великобритании. Тем не менее, ст. 62 Конституции Российской Федерации установлено, что иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации. В конце февраля – начале марта 2022 года странами Запада, в том числе, Великобританией, приняты ограничительные (политические и экономические) меры, введенные против Российской Федерации, юридических и физических лиц, а также высших должностных лиц Российской Федерации. Данные обстоятельства общеизвестны и имеют преюдициальное значение для настоящего спора в силу положений ч. 1 ст. 69 АПК РФ».

Также суд привел ссылку на Указ Президента Российской Федерации от 28 февраля 2022 г. № 79 «О применении специальных экономических мер в связи с недружественными действиями Соединенных Штатов Америки и примкнувших к ним иностранных государств и международных организаций». С учетом введения ограничительных мер в отношении Российской Федерации и статуса истца как английской компании, суд расценил действия истца как злоупотребление правом и отказал в иске со ссылкой на ст. 10 ГК РФ.

Авторы: партнер Павел Садовский, паралигал Владимир Писарев

 

Данный материал подготовлен исключительно в информационных и/или образовательных целях и не является юридической консультацией или заключением. «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», его руководство, адвокаты и сотрудники не могут гарантировать применимость такой информации для Ваших целей и не несут ответственности за Ваши решения и связанные с ними возможные прямые или косвенные потери и/или ущерб, возникшие в результате использования содержащейся в данных материалах информации или какой-либо ее части.

 

КЛЮЧЕВЫЕ КОНТАКТЫ