27 апреля 2020
Вызовы COVID-19 трансграничному банкротству | колонка Айс Лиджановой на портале «Сфера»

C учетом уже имеющегося экономического эффекта пандемии вал банкротных дел, включая трансграничные, не заставит себя ждать. Многое, конечно, будет зависеть от мер государственной поддержки и эффективности их реализации.

Какие сложности COVID-19 может создать для трансграничного банкротства? Как и без того многочисленные, «классические» проблемы трансграничного банкротства заиграют новыми, «коронавирусными» красками? Ниже приведен анализ таких проблем:

1. Проблема race of creditors

Ряд стран принял поправки в банкротное законодательство, направленные на поддержку пострадавших от пандемии компаний.

Некоторые из них вводят ограничения на возможность подачи заявления о признании компании банкротом. Логично, что целью ограничений является сохранение экономической целостности таких компаний.

Однако как быть с теми компаниями, что имеют активы / представительства / контрагентов вне такой юрисдикции? Распространяется ли на них указанное правило?

Если компании не защищены аналогичными мерами в иных государствах своего присутствия, создает ли это риск преследования кредиторами в таких юрисдикциях? 

2. Проблема нарушения pari passu 

Здесь также возникает тесно связанная с «гонкой кредиторов» проблема нарушения принципа pari passu, то есть справедливого распределения конкурсной массы среди кредиторов должника.

Возможно ли, что из-за пандемии одни кредиторы получат удовлетворение, в то время как другие даже не смогут участвовать в распределении активов?

Например, если границы внутри Евросоюза будут открыты, но закрыты для неевропейских стран, смогут ли управляющие и кредиторы из Азии эффективно участвовать в таких производствах? Смогут ли они впоследствии оспорить такое распределение активов?

Кроме того, извечная проблема информационной ассиметрии кредиторов только усилится.

3. Проблема установления COMI 

Вероятно, действие поддерживающих мер будет распространяться не только на компании, зарегистрированные в таких юрисдикциях, но и на те, что имеют в них свой центр основных интересов (COMI).

В таком случае интересно проследить за процессом, в котором банкротное производство будет инициировано в юрисдикции, не являющейся COMI должника (например, по месту регистрации компании), и не предлагающей мер поддержки.

4. Проблема conflict of laws 

Пандемия потребовала от некоторых государств (например, Германия, Великобритания) смягчения стандартов оценки поведения менеджмента потенциально неплатежеспособных компаний. Изменились и правила об ответственности менеджмента за заключенные им сделки.

Интересно, как это все будет оцениваться в рамках трансграничного банкротства, традиционно являющегося «клубком противоречий» из законодательства различных стран. Устоит ли правовой статус таких сделок?

5. Проблема court-to-court cooperation 

COVID-19 по-разному распространяется в мире: одни страны уже переживают вторую волну вируса, другие еще не наполовину прочувствовали первую.

Судебные системы разных стран, в соответствии с этим, также функционируют различно. Безусловно, это может создать значительные сложности для сотрудничества судов в рамках трансграничного банкротства.

Конечно, все перечисленные проблемы могут стать не такими острыми, закончись пандемия завтра. Однако как быть, если она затянется на еще какое-то время? Какие дополнительные вызовы к уже перечисленным она создаст?

Автор: Айс Лиджанова, старший юрист

Подробнее о том, как банкротное законодательство зарубежных стран реагирует на вызовы COVID-19 читайте в полной версии публикации по ссылке.

 

ПОДПИСКА НА РАССЫЛКИ БЮРО

Отрасль *
-- Выберите --
Какие рассылки Вы хотели бы получать *
По каким юрисдикциям *
По каким областям права *
* все поля обязательны для заполнения

RSS

Новости
Бюро в СМИ
Новости права
Рейтинги и награды